Город 21 Века




Статьи по психологии



 







...Лекарство от Ненужной Любви. Психологические зарисовки (часть7)

Автор: Ольга Хмелевская, психолог, e-mail: olga@gorod495.ru
Источник: www.gorod21veka.ru

 



...Лекарство от Ненужной Любви. Психологические зарисовки (часть7)
- Олл, у меня … беда у меня!!! – говорит почти осипшим голосом Лу.
Лу – Луиза, аспирантка медицинского факультета одного из столичных университетов. Первый раз я услышала ее голос по телефону доверия. Лу – наполовину мексиканка, по папеньке. Со свойственным ей темпераментом, она переругалась с половиной консультантов на линии, потому что искала « ту самую Ольгу», которая сможет ей объяснить, что « вообще нужно этому придурку, Максу?». Максим, между тем, считаясь официальным бой-френдом Луизы, завел игривые отношения с ее подругой, Аней. Манера общения Максима и Ани с каждым днем становилась все более откровенной и вызывающей. С Луизой Аня стала разговаривать насмешливо-иронично и небрежно. Попытки откровенно поговорить с Максом успехом не увенчались. Измучив разговорами меня и изрядно намучившись сама, Луиза решила с ним расстаться. Но не тут-то было! Макс рьяно кинулся на штурм, забегал – закрутился вокруг Лу, бросил в атаку все свое обаяние и …уговорил «оставить все как есть». Все осталось «как есть» в буквальном смысле слова – непонятные отношения Ани и Максима продолжались на глазах у Луизы и дальше. Чем больше нервничала Луиза, тем жизнерадостнее был Максим, и тем оскорбительнее вела себя Аня. А потом перешла к действиям…
 
- Олл, я сейчас умру… - сипит Луиза. – Она подошла ко мне, сказала, что я дура, если не вижу очевидного, сунула мне в руки диск для видака и сказала, что там «кино» про их секс с Максом… она записала. Я боюсь! Боюсь смотреть до обморока! Господи, Олл, что мне делать?
Мысли вихрем кинулись мне в голову! Луиза очень эмоциональна, но при этом постоянна в своих вкусах и пристрастиях. Как влюбленная женщина, она убеждена, что если она потеряет своего мужчину, солнце вообще не будет вставать по утрам… А сейчас ей предстоит пережить страшное УНИЖЕНИЕ и она не знает, ЧТО ПРИ ЭТОМ СКАЗАТЬ СВОЕМУ СЕРДЦУ, ЧТОБЫ ОНО НЕ ОСТАНОВИЛОСЬ…
 
- Лу! Давай устроим киносеанс на двоих, а? Ты не садишься за руль! Берешь такси и едешь ко мне. Прямо сейчас! – предлагаю я.
В дверь вошла толи Луиза, толи тень от нее. Худое лицо потерялось в зарослях буйных кудрей, глаза горели сухим блеском, а побелевшие губы на смуглом лице выглядели серыми. Она безучастно взяла чашку кофе холодными пальцами и замерла на диване, глядя прямо перед собой.
- Сядь рядом со мной! Прошу тебя! – тихо попросила Лу.
Она категорически отказалась обращаться ко мне на «вы» еще при первой встречи.  « Вы – звучит так холодно!» - сказала она. – « А ты мне нравишься… Я тоже для тебя – ТЫ! Соглашайся! Я буду очень рада!»…
 
Я беру диск, включаю видео и телевизор. Большой экран «Филипса» освещается радостной улыбкой. Луиза судорожно хватает рукой мою коленку. Даже через джинсы я чувствую холод ее руки!
- Сейчас там…все начнется …и я … умру? -  у нее опять не голос, а сип.
- Не думаю! – говорю я спокойно. -  У меня есть идея, Лу, и ты мне поможешь. Я попытаюсь обратить « смертельный напиток» в лекарство. Ну что, поехали?
 
 
…На пустом экране появляется комната. Слышно, где-то вне кадра, разговор мужчины и женщины. При первых звуках их голосов, Луиза судорожно сцепляет пальцы рук и ее лоб покрывается испариной… В кадре появляются Макс и Аня. Максим про камеру ничего не знает, а потому есть все основания считать, что его действия и эмоции будут искренни. Это очень хорошо! Аня про камеру знает и выдает себя взглядами, которые она время от времени посылает прямо в нее и тем, что явно пытается встать перед камерой в выгодную, по ее мнению, позу. Она пытается затеять с Максимом любовно – сексуальную возню, причем, видимо, неожиданно даже для Максима. Он несколько обескуражено смотрит на ее энтузиазм и включается в игру с некоторой заминкой. Эти несколько секунд  БЕЗЭМОЦИОНАЛЬНОЙ НЕТОРОПЛИВОСТИ очень хорошо видны взгляду со стороны! Аня распаляется все больше, срывает с себя лифчик, стаскивает с Максима свитер.
- Слушай, может, выпьем и пожрем чего-нибудь сначала, а? – говорит Макс, пока Аня игриво снимает с него джинсы. Аня на несколько секунд досадно закусывает нижнюю губу. Но тут же берет себя в руки и рассыпается в смехе. Все должно идти по сценарию!
- Нет! Я хочу тебя!!! – говорит Аня, больше требовательно, чем томно.
Максим без всякого «обыгрывания» начинает снимать трусы. Он разворачивается, чтобы бросить на кресло одежду и секунду его лицо оказывается в поле зрения камеры.
 
 
Я нажимаю стоп-кадр.
- Что ты видишь? – спрашиваю я Луизу.
- Гадину, стерву, мерзавку!!! Ненавижу!!! – взвыла Лу.
- Ты не туда смотришь! – говорю я.
- А куда смотреть? – возопила Лу. – Эта сисястая и жопастая весь экран заняла!!!
- Беда с тобой, темпераментная ты моя! – говорю я. – Лу! Если твой мужчина – «кобелирующая» личность, то всей твоей злости, собранной за всю жизнь, не хватит, чтобы истребить всех женщин, пользующихся им. Не в ней дело! Посмотри на ЕГО лицо! Что на нем написано?
Луиза смотрит и молчит.
- Ты же знаешь его, Лу! В том числе и в этих ситуациях! Что он сейчас чувствует?
- Н-не знаю…ну, чуть взбудоражен вроде… ну, что-то не совсем пойму… - говорит задумчиво Лу.
-  Значит, «взбудоражен вроде»…и только? Поехали дальше! – отвечаю я.
 
 
… Аня очень старается сыграть роль безупречно. Максим чувствует некоторую театральность ее поведения. Он послушно выполняет требования партнерши, но затеянная ей игра начинает ему надоедать.
- Скажи, как ты меня любишь! Скажи, лошара ты моя, противная! – Аня ложится навзничь и валит на себя Максима.
- Девочка сегодня травки курнула? – деловито спрашивает Макс, опираясь на руки.
- Нет. Просто хочу услышать, кто я тебе? – воркует Аня, закидывая увесистые ножки ему на плечи.
- Ха! Ты моя …эта самая…безотказная и просторная! – говорит Макс, переходя к конкретным действиям.
Аня делает последнюю попытку внести романтику и страстность в действующую сцену, но Максу это уже надоело. Он, по хозяйски, шлепает ее по ляжке и приступает к реализации цели. Несколько секунд Аня  соображает, как поступить. Потом закидывает ему руки на плечи и пытается поцеловать в губы. Он чмокает ее в нос и толкает на постель.
- Не суетись! Расслабься! – голос у Максима спокойный. Дыхание тоже. Он очень деловито орудует в районе нижнего этажа женщины, без особых церемоний приспосабливая ее тело для реализации своего замысла. Руки бестрепетно прикасаются к женщине, как к рабочему станку. Начинаются ритмичные движения, но даже взгляд мужчины не принадлежит партнерше. Он направлен частично в сторону камеры, глаза открыты, смотрят в одну точку.
 
 
Я нажимаю стоп-кадр.
- Твои комментарии, Лу!
- Какие там комментарии!!! – Лу шипит,  как раскаленная сковородка, на которую плюнули. – Никогда не думала, что у него задница, как у женщины! И бока ожирели!
- Видишь, какую экскурсию по «родным местам» тебе устроили! Теперь перестань визжать и скажи, в какой из жизненных ситуаций ты помнишь у Максима такое же выражение лица?
Лу соскакивает с дивана, нервно крутится по комнате, опять плюхается рядом со мной.
- Ну что, что, что?…. Ну машина у него старая…вот он когда с ней возился, то… - Лу замолкает и ошарашено смотрит на меня.
- Ма-ши-на?! Лу, тебе ведь сунули видео о «страсти» и …так далее! Предполагалось, что ты на стену полезешь от всего ЭТОГО…
Лу сначала отрешенно смотрит на меня. Потом «проглатывает» ком в горле, состоящий из не выплеснутых слез и гнева, и начинает методично РАССМАТРИВАТЬ все, что присутствует на экране. Умница!
- Я вот о чем подумала, Олл… - Лу прижимает тонкие пальцы хирурга к лицу, горящему диким румянцем. – А что, если…он и со мной…вот с таким же лицом…как с ней, а?
- Знаешь, чертовски приятно, когда скорость мысли собеседника равна твоей скорости мысли! – говорю я. – Тебя ведь хотели сломать! Вызвать дикую боль и ревность! Вот мы с тобой и разбираемся, КОГО, к КОМУ и за ЧТО ревновать…
 
 
…Между «влюбленными» что-то вроде бы получилось, правда, без особых звуков и красноречивых жестов. Аня  пытается удержать Максима в объятиях, но он, будто не замечая этого, высвобождается. Сексуальное напряжение выплеснуто и с «объектом страсти» возиться больше, чем положено по ритуалу, не хочется… Он это особо и не скрывает…
- Скажи,…ты меня любишь? – спрашивает Аня. Несмотря на только что случившийся «экстаз», настроение у нее явно так себе…
- О-о, началось! – Макс морщится и любовно берет бутылку с вином. – Ты хоть немного кайфанула?
 
 
Опять стоп-кадр.
-Лу, посмотри на его руки! – говорю я. – Смотри, как он прикасается к бутылке! Ты видела хоть в каком-нибудь кадре такое же СЕРДЕЧНОЕ прикосновение к женщине?
Лу смотрит и молчит. В ее глазах исчез дикий и сухой блеск. Опаленное обидой лицо все больше приобретает осмысленно – брезгливое выражение.
- Видишь ли, тело тоже умеет говорить! Ты же хирург, ты должна знать этот «язык»! Что тебе рассказало тело Макса? – спрашиваю я.
- Ну… похоже содержимое бутылки вызывает у него больше эмоций, чем…да и эмоции эти ему дороже! – бешенство в голосе Луизы явно переходит в горечь.
 
 
…Аня лежит затихшая, с весьма неопределенным выражением лица. «Любовная» сцена прошла не по сценарию, очень похоже, что она не «кайфанула», а Максим уже опрокинул в себя стаканчик вина и заедает его бутербродом с колбасой.
- Ты бы хоть даме предложил вина! – говорит Аня, натягивая трусы, уже без всякого выпендрежа и игры на камеру.
- Колбаса какая дрянная! Не могла что-нибудь лучше найти! – вместо ответа ворчит Макс.
- На лучшую денег не хватило! – неожиданно зло огрызается Аня. – Ты бы хоть иногда…
Кадр прерывается… сцена стерта! Видимо разговор у «влюбленных» получился  весьма «романтичным»…!
 
 
Лу сама делает стоп-кадр. Поворачивает ко мне лицо и долго смотрит мне в глаза.
- Знаешь, Олл… он и в моем кошельке пасся, как в своем собственном! Все наши пикнички, сауны, походы в ресторанчики оплачивала я. Понимаешь? Мне стыдно было признаться даже СЕБЕ  в том, что все это время Я СОДЕРЖАЛА МУЖИКА! А он мог еще покапризничать, понимаешь?.. «Это я не ем, это не вкусно, это я не люблю…»…у меня скребло на душе, но я терпела! Помню случай, когда ему понравилась девушка-официантка и он решил, что ей надо дать больше чаевых. Из моего кошелька, понимаешь? Он жадный! Неприлично жадный! Он даже не скрывал того факта, что всегда пытался сэкономить на мне. А я все бегала от этой правды и боялась посмотреть ей в глаза!
Помолчали. Лу включает видео.
 
 
…Аня и Максим выпили, и это явно примирило их после короткой стычки. Девушка не прочь опять затеять любовную игру. Она начинает тереться грудью о спину мужчины покусывать его за мочки ушей.
- Ма-а-а-кс! Я тебя хочу-у-у…- мурлыкает Аня.
Максим неторопливо доедает бутерброд, вытирает руки о край простыни, без лишних разговоров укладывает девушку в нужную позу и начинает физиологический процесс… Ни поцелуев, ни ласк, ни милых словечек… Нет ничего удивительного в том, что этот процесс назван «перетрахом»! ….
 
 
- Лу! Почему ты не бегаешь по комнате и не рыдаешь, заламывая руки? – спрашиваю я.
- Не хочется! – говорит Лу.
- Почему? Ты ведь должна РЕВНОВАТЬ! – говорю я.
- Наверное… - говорит Лу. –  Но то, что я чувствую, больше похоже на БРЕЗГЛИВОСТЬ…
- Ты не завидуешь им? – спрашиваю я.
- Нет! – фыркает Лу. – На интересной мысли я себя поймала! Знаешь, физиология, она и есть физиология. Если в ней нет человеческих чувств, то она жестока в своей натуральности. Не удивительно, что «облегчившись» на Ане, Макс не лезет ее облизывать… Тебе хочется поцеловать взасос унитаз, который «облегчил» твою физиологию?
- Браво! С головой у тебя,  правда, все в ажуре! Не смотря на эмоции! – смеюсь я.
- Какие бы эмоции во мне не бушевали, я не могу НЕ ПОНИМАТЬ, что в том сексе, что записан на этом диске, НЕТ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ! – говорит Лу.
- Смотрим дальше? – тихо спрашиваю я.
- А ЧТО там смотреть? – говорит Лу и прижимается щекой к моему плечу. – И тебе и мне все понятно! Олл, знаешь, что я чувствую? Я чувствую, что тебе ТОЖЕ больно, потому что больно МНЕ!...
Лу съезжает с дивана на пол, подбирает подол цветастого сарафана и усаживается передо мной в той позе, в какой изображают кошек на египетских фресках.
- Значит так, Олл! Я, конечно, местами не просто круглая, а квадратная идиотка, но это не безнадежно! Верь в меня! Подвожу итог. Мне НЕ КОГО, НЕ К КОМУ И НЕ ЗА ЧТО РЕВНОВАТЬ! Обижать никого не буду, но скажу честно. Максим и Аня очень подходят друг другу! Я поняла, что я ему совсем не пара, но…мне почему-то хорошо, что я это поняла! Не смейся! Мне плохо и больно, и ощущение такое, будто я наступила голой ногой в дерьмо! Но это – «чешущаяся» боль…так болит рана, которая ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗАЖИВЕТ. Я ведь врач, верь мне!
 
Луиза утыкается носом в мои коленки и сидит так некоторое время. Как наказанная школьница. Мы молчим.
 
- Знаешь Лу, как бы ни было тебе больно, подержи этот «порно-шедевр» у себя под руками! – говорю я задумчиво.
- Это же грязь! Ты понимаешь, о чем меня просишь? – Лу имеет обо мне представление, а потому и правда удивлена.
- Очень хорошо понимаю!...В моем компе, на рабочем столе, на самом виду заархивирован файл. Он называется «лекарство от ненужной любви». Так вот. Там переписка из аськи двух людей, один из которых добрых три года жужжал мне в уши о любви в разных вариантах. Через неделю после моего ухода, он, как подросток,  хвастался сексом с дамой по вызову из интернета, и без зазрения совести обсуждал с собеседницей нашу с ним жизнь. Там он проговорился о том, что он чувствовал ко мне НА САМОМ ДЕЛЕ… Лу! Это писал мужчина, НЕЗЫБЛЕМО уверенный в своей воспитанности и интеллигентности! Там же я заархивировала несколько его хамовато- истеричных писем, пришедших вслед…
 
Луиза смотрит на меня округлившимися глазами, как у кошки.
 
- Ну…? – выдыхает она.
 
- А что «ну»… Мое выздоровление и началось с этих посланий! Мы можем сколько угодно играть нужную нам роль, но стоит кому-то пребольно наступить нам на ногу, то первая непосредственная реакция – это и есть ТО, ЧТО МЫ ЕСТЬ!... От этого прошлого в моей жизни не осталось ни вещи, ни фото, ни строчки… Но эти послания я сохранила! И когда услужливая память подсовывала мне какое-нибудь воспоминание, я открывала этот файл и говорила себе « Читай! Твоя память хранит ТО, что ты ХОТЕЛА видеть в этом человеке. А это ТО, что называется ФАКТОМ, написанным рукой его носителя!». И все-все вставало на свои места…
 
- Ты хранишь ЭТО из ненависти к нему? – тихо спрашивает Лу.
- Нет. Из благодарности! – говорю я и улыбаюсь. – Не удивляйся! Видишь ли, долгое время после развода с мужем, я думала о себе, как о неудачнице. Нет, я уже давно не люблю свою прошлую жизнь и ничего не хотела бы вернуть. Но, только пройдя через ЭТО «партнерство», я поняла, как по-своему достойно и счастливо я прожила  всю свою предыдущую жизнь! Когда я читаю все, что написано этой «интеллигентностью», я понимаю, что у меня нет оснований не уважать себя!
 
- Ты хочешь сказать, что…для меня это будет…как…как… - Лу ищет нужное слово.
 
- Да! Как ОБЕРЕГ! От слабости, сентиментальности, доверчивости, манипуляции, страха перед одиночеством и прочих неприятностей! До тех пор, пока окончательно не заживут все твои раны и история, под названием «Максим» не будет «сдана в архив». Фирштейн?
 
Луиза внимательно и спокойно смотрит мне в глаза.
- Я сделаю все, как ты скажешь, моя сильная и мудрая Ведьма! – очень серьезно говорит Лу.
  
 
P.S. …. Луиза позвонила поздно ночью.
       - Мне надо было голос твой услышать! Я думала о себе, о тебе…- тихо сказала она.
       - И я о тебе думала. – так же тихо ответила я.
       - Мы расстались с Максимом. Он сказал, что разлюбил меня. – говорит Лу.
         Помолчали.
       - Олл…так бывает? – шепчет Лу.
       - Нет! – говорю я. – Нам просто перестают ВРАТЬ, а нам кажется, что нас разлюбили…

 

 

©Copyright:

Любое копирование статей Ольги Хмелевской возможно только

с указанием имени автора и  индексируемой гиперссылки на источник.

Пример ссылки на источник: Город 21 века- рубрика "Позитивная психология" 

 

 

Бесплатная консультация на сайте ► задайте свой вопрос

 

 

 

30.08.2011

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail: