Город 21 Века

Статьи по психологии









ПРОСТО МУЖЧИНА... Психологические зарисовки (часть 3)

Автор: Ольга Хмелевская, психолог, e-mail: olga@gorod495.ru
Источник: www.gorod21veka.ru

 



ПРОСТО МУЖЧИНА... Психологические зарисовки (часть 3)

Сеанс с Валерием начался со…штопки носка! Переступив порог, он разулся и обескуражено уставился на свои ноги. На левой ноге, из носка в симпатичный ромбик, торчал большой палец...

- Ой, ну что же это! Не поверите, ведь новые надел! – сконфуженно сказал он.

- Поверю, поверю! – смеюсь я. – С женскими колготками, бываю такие же фокусы!

Иголкой он владел виртуозно. Пока он латал носок, а я варила кофе, в воздухе перестала витать напряженность… Надев носок, он вздыхает, проводит руками по лицу.

- Знаете, Оля, я поймал себя на глупой мысли! Я ведь даже сформулировать цель своего прихода не могу! То есть мне нужна помощь, а какая  именно, я не могу сказать…Глупо я выгляжу?

- Мне нравится, как Вы выглядите! Даже с дырявым носком… –  говорю я, улыбаясь. – А цель прихода…она обнаружится по ходу дела. Куда же ей деться?

- Я так долго не мог очень многих вещей сказать вслух…-  тихо говорит Валерий. – Можно, я просто все расскажу…все что есть внутри…?...

 Внутри накопилось столько, что когда Валерий говорит, то переходит на свистящий шепот – спрессованные за много лет эмоции, подпирают одна другую, вырываясь наружу.

Да сначала-то все, как у всех - родился, учился, женился. А вот когда женишься, то тогда и становится понятно, что есть что, и сколько оно стоит. Известная истина. Маша очень быстро заскучала в семейной жизни. Валерий - инженер-железнодорожник и  о своем депо говорит, как о доме родном. А вне работы, он законченный домосед, любитель помастерить и даже повозиться с удовольствием на кухне… Маша любила компании!...А родив Светку, вообще перестала скрывать свое раздражение против быта и прочих дел по дому. Компании случались все чаще и чаще, причем без Валерия. Маша и не скрывала, что он ей там мешает. А за год до того, как дочке пойти в школу, одна из таких «теплых»  компаний унесла Машу с собой, как цыганский табор, куда-то на юг необъятной России.

- Я все понимал, правда! Но не мог решиться на развод…Светка бы осталась у Маши. А этого я очень боялся. Она могла запросто сказать при дочке «Ну родилась же такая  уродина, вся в папеньку!». Я не обманывал себя, Ольга! Маша была яркой, но недалекой женщиной. …Я никому никогда не рассказывал, как она уходила…можно Вам расскажу?

У Валерия начинает садиться голос. Я понимаю – больно…! Киваю головой.

- Она бегала по квартире, радостная, возбужденная и собиралась прямо при нас…как будто нас вообще не было …перебирала свои шмотки и разговаривала сама с собой. У стены стояла Светка, вся побелевшая, со взглядом…будто она последний раз смотрит на этот мир…у нее не плакали, а текли  глаза! Стояла такая маленькая старушечка у стенки и ее смывало слезами, как акварельную картинку под дождем…Маша выбежала, не закрыв дверь, и с нижнего этажа прокричала мне, что что-то забыла...не помню…я понес. А когда зашел в разоренную квартиру, мне стало страшно…У зеркала стояла Светка и ножницами, под корень срезала волосы…тихо и спокойно-спокойно… «Папа, - сказала она. – Мама забыла  обо мне или ей было противно со мной прощаться, потому что я…уродина?»…

Валерий закрыл лицо руками и заплакал. И дальше уже не скрывал своих слез. Не всхлипывал, не вздыхал, просто они у него капали и капали и ничего он не мог с этим сделать…

- Помню Светкино 1 сентября, когда она пошла в школу…Она стояла в толпе первоклашек и не видела и не слышала ничего…Просто стояла и неотрывно смотрела на меня. А я на нее…Фальшиво-радостные тети что-то кричали в микрофон, была беготня с цветами, музыка…а мы просто смотрели друг на друга…как в немом кино! Между нами была совсем другая музыка…Стояла моя маленькая и такая родная  женщина, которая так несправедливо рано узнала, что такое настоящее предательство!…Я не могу сказать, что я говорил про себя, Оля! Но я в чем-то клялся, клялся, клялся…не знаю кому и в чем! Не знаю…

Я слушала и не могла не вдохнуть, не выдохнуть. Воздух застрял в горле и стал горячим-горячим…Как редко, а в последнее время НЕВЕРОЯТНО редко, мне встречаются мужчины, которые в минуты горя и обиды не озабочены исключительно ТОЛЬКО СОБОЙ! Все реже и реже, среди мужчин, достигших половой зрелости и играющих в какие-то «отношения», встречаются действительно ВЗРОСЛЫЕ мужчины, понимающие, что они несут ответственность за того, кого «приручили» и уж тем более, за того, кого привели на этот свет… Валерия бросили, как вещь, вышедшую из употребления, но в эту отчаянную минуту он носился не со своей обидой! Он, как мог, спасал дочь! Он и о женщине, предавшей его, не сказал ни одного, порочащего ее слова.  Сказал так, как есть, очень спокойно – «сам выбрал, вот сам и дурак!»...

Но время шло, Светка росла, Валерий работал и был и мамой и папой в «одном флаконе», как он сам сказал, улыбаясь.

- А как же личная жизнь? Женщины-то должны были случаться?

- Вот-вот…Вы правильно сказали, «случались»…И требовали продолжения. А дальнейший «банкет» не клеился…Прекратил я все эти «случания» после одного…на первый взгляд вроде проходного случая. После более или менее внятного секса  и благодарности за то, что подо мной для приличия постонали  и  повибрировали, женщина заснула. Я смотрел на нее и понимал, что мне все равно, кто она…. Мне не хотелось уткнуться носом в ее плечо, втянуть носом сонный аромат ее тела, мне даже смотреть на нее не хотелось… А мы ведь работали вместе и, вроде,  хорошо друг к другу относились!...Рядом со мной лежала чужая мне  жизнь и судьба…За окном шел дождь. Я лежал с открытыми глазами и понимал, что рядом с этой женщиной я еще боле одинок, чем когда-либо…И я понял, что когда я не люблю, монашество для меня более сохранно, как для мужика, чем роль быка - производителя на ферме…Знаю, многие мужики скажут «дурак», но мне наплевать…Потому я нашел именно Вас…

Валерий поразил меня во второй раз! Сколько в этом же интернете «умствующего» хлама, стремящегося заставить публику поверить, что «давайте-давайте, ребята, весело-весело, с кем попало, где попало и, главное, не засоряйте себе голову никакими лишними мыслями»! Как будто голова – это задница, пардон, которой вообще не полагается думать по должностной инструкции! «Не думайте, не надо! Жизнь есть только сегодня!»… Хороший лозунг из гештальт- терапии, кто же спорит! Только зачем же забывать о таком важном понятии, как мера? Когда, на каком душевно-нравственном повороте жизни и истории мы разучились понимать и чувствовать, что такое мера и для чего она нужна? Согласна, оказавшись уже  в постели с голыми «прелестями», вероятнее всего, думать и не надо. Но почему бы не подумать перед  тем, как в эту постель залезть? «Не думайте, действуйте! Жизнь есть только сегодня, завтра ее может и не быть!»… И что самое интересное, что так и случается, часто, в буквальном смысле,  этого слова!... Потому что вот сейчас была срочно и истерично найденная чужая «жизнь», с чужими эмоциями и чужим человеком, а завтра нет брака и семьи, потерян по-настоящему родной человек, нет уважения тех, на чье уважение мы надеялись, и нет здоровья. Вместо него куча, так называемых, около венерических болячек, которые тихо и медленно убивают организм, даже не проявляя себя до поры, до времени…. Я уже молчу, о чем-то более серьезном и страшном…

- Я никому не говорил о своем мужском отшельничестве. Подавляющее большинство мужиков, просто высмеяло бы меня, хотя я точно знаю, что «прыгание» по женщинам не делает их счастливыми. Они так же одиноки, та же пустота внутри, плюс ко всему со временем появляется озлобленность и отчаяние…Я не хотел этого. Рядом росла очень чуткая  и ранимая Светка, с такой же «тонкой» кожей, что и у меня.

- И…что дальше?

- А дальше я встретил Зою. Мы с ней здорово поругались в магазине! А ее сын встал между нами и помирил нас! – говорит Валерий и смеется.

Дальше все четверо – Валерий, Светка, Зоя и Сашка – стали жить вместе, у Валерия. Конфетно-букетный период длился недолго, так как Сашка со Светкой сразу подружились, и всем все стало, как-то сразу понятно. Несколько лет пролетели в созидательно-собирательном  и очень счастливом режиме. А потом Сашке пришла повестка из военкомата. Валерий и Зоя бегали, собирали деньги для взятки военным чиновникам, но не успели… Сашка ушел в армию. А через 8 месяцев они получили известие о Сашиной смерти. Он погиб в Чечне…Всей семьей они рванули в Чечню, но так ничего не нашли и не выяснили. Не нашли даже место захоронения. После приезда домой, Зоя продержалась еще полтора месяца, а потом у нее случился инсульт.

- Ночью я слушал ее дыхание и боялся заснуть…Боялся, что проснусь, а ее…уже нет…- говорит Валерий и его глаза наполняются слезами. – Утром бежал на работу и каждый  час звонил то Светке, то маме. Они были с Зоей по очереди. У меня все перемешалось… утро…вечер…ночь…Год прошел, как в кошмаре… Все время снилось, что открывается дверь, заходит Сашка и говорит: «Валер, я пиво зацепил и рыбку… Ставь картошку варить!»…А потом мне Зоя сказала, что ей постоянно снился этот же сон…приходит Сашка и говорит, что голодный…

Зоя выжила. Любовь Валерия и Светланы сделали свое дело. Сейчас, даже потихоньку передвигается по квартире, и делает простую и несложную работу по дому.

- Но началось ведь другое, Ольга! Мне все мозги проели разговорами о том, зачем мне нужна больная женщина! Куча «доброжелателей» мне подсовывают вакантных красоток, от которых за версту пахнет разнокалиберным,  мужским потом! Мне прямым текстом говорят, что я олух, если решил нянчиться с больной бабой и зачем мне, мужику, чужая калека, да еще старше меня! Вы думаете, я не пытался что-то объяснить? Все бесполезно! Мне говорят, ну черт с тобой, наиграешься в святого, надоест и бросишь…!

- Не надо объяснять! Надо говорить: она не чужая, а МОЯ калека и она МНЕ нужна!

- Господи, все правильно…Только все равно очень больно это слышать, Оля! Я ведь никогда и никому не смогу объяснить, что значит для меня Зоя!...Даже «друг» детства, «примерный семьянин» - уже забыл в какой раз! -  сказал мне: ну вот прикрылся штампом в паспорте и топчи баб, не теряйся… Зоя его кормила, выслушивала его соплежуйство, когда его «отшивала» очередная «жена», успокаивала его…Такая меня злость захлестнула! Я ему говорю, знаешь, если ты  слабоватая  на низ, и блядоватая  «мужичешка», то ведь и в церковь пойдешь не молиться, а «снимать» какую-нибудь метелку…и ни за что не поверишь, что кто-то пришел туда с Богом поговорить!

Все! Я перестаю держать «нужное» выражение лица и начинаю смеяться.

- «Друга», как я понимаю, Вы потеряли?

- Конечно! Только вот не понимаю, ну что я им сдался?

- Зато я понимаю… Как Вы думаете, легко ли, живя «как все», в этой повальной грязи, видеть человека, живущего « не как вс» и при этом любящего и любимого? Обратите внимание, как легко и снисходительно люди смотрят на все, что не делает чести  человеку: продажность, мелочность, распущенность, неверность…А с какой скрытой радостью, воспринимают неприятности других людей!…Почему? Потому, что на фоне этого, не чувствуют собственного морального уродства!... А когда появляется человек, сделанный природой и Господом Богом  как  единое целое, то тут же повсюду открываются звериные оскалы! Потому что, вылезает масса мелкотравчатых чувств, которые являются просто разновидностью обычной…зависти!... Ведь Ваша Зоя наверняка любит Вас так, как хотелось бы быть любимым каждому мужчине! Потому, что сама любима так, как ей этого хотелось! И это не скроешь! А кто любит Вашего «друга», который думает, что это он меняет женщин, а на самом деле просто «работает» у них прокладкой «Олвейс» между ног…? Те же женщины, которыми он попользовался и выбросил?

Валерий смотрит на меня. Я на него. Потом оба начинаем смеяться. Как школьники-хулиганы, подложившие кнопку на стул нелюбимому учителю.

- У меня же это не все…- начинает он.

- Конечно! – киваю я. – Теперь по закону жанра,  Светка на очереди!

- Точно! А откуда Вы…ой, ну чему я удивляюсь! – говорит он.

Светка влюбилась. Валерий и Зоя уговорили «сладкую парочку» пожить гражданским браком. У них, естественно, так как Гера (Герман) оказался иногородним... Валерий и Светка бегали на работу, Зоя потихоньку хозяйствовала, а Гера…ну сначала отсыпался, потом, если было настроение, шел в вуз, на последнюю лекцию, а потом закрывался от всех компьютером. Не особо оживлялся, даже при появлении Светланы. Он жил в компьютере и вел оживленную переписку с огромным количеством «друзей», подавляющее число из которых составляли девчонки, девицы и тетеньки…История знакомая -  меня даже, стало чуток подташнивать…

- Я понимаю, что передо мной…не мужик…. – говорит Валерий.

- Я тоже! - говорю я.

- Но, ни я, ни Зоя не решаемся ей об этом сказать…

- Ждете, когда она налетит со всего маха, на какой-нибудь из фактов его наплевательства на нее? Так ведь, все равно Вам будет больно!

- Она умница, Ольга, поверьте! Я не понимаю, почему она цепляется за «это»…!

- Так ведь она помнит еще с детства, что она «уродина»! Это ей сказал очень значимый для нее человек…Вот и цепляется за что-то невразумительное, потому что думает, что лучшего не достойна!

- А ведь мне это в голову не приходило! А сделать что-то…можно?

- Я подумаю…  – говорю я. – Только, нужно будет ее согласие на визит ко мне.

- Спасибо! Оля, а я ведь так и не объяснил цель…моего  визита! – огорченно говорит он.

- Правда? А я поняла, что Вы переживаете от того, что не можете уберечь своих женщин от зла из внешнего мира… Ведь внутри Вашего мира все хорошо! И с Вами все  в полном порядке! Надо просто выработать стратегию и тактику поведения…

- А мы…с Вами выработаем? – говорит Валерий и широко-широко улыбается.

И мы начали конкретный разговор, о конкретных вещах и конкретных деталях…

Спустя два часа, спокойный Валерий, с заштопанным носком и, явно «заштопанным» настроением, стоял на пороге.

- Я знаю, почему передо мной стоит девушка, несмотря на свои 52 года…Вы всегда были в – открытой! -  и жесткой, женской конкуренции, и никогда ее не боялись… Я это чувствую, Оля! Не обижайтесь…Вы страстная женщина и тонкий философ, надежный друг и сумасшедшая мать, классный профессионал и отчаянная хулиганка, а еще воин и жрица одновременно…И все это -  Вы!

Нет, этот инженер-железнодорожник может удивить до инфаркта! Он любым, напичканным знаниями философам, на ходу срежет подметки!

- Мой ход! – говорю я. – Я знаю, почему Вы не боитесь любых сильных эмоций и не стесняетесь их! Вы всегда были – в открытой! -  и честной мужской конкуренции, и никогда ее не боялись…  Поэтому Вы рано поняли, что такое любовь – верная, безусловная, преданная и животворящая!  Вы спасатель МЧС и мамка кормящая, талантливый инженер и лирик, гладиатор на арене жизни и священник, а еще белый маг и надежный берег, где не разбиваются сердца…И это все - Вы!

- Один-один. Ничья! – говорит Валерий. И тихо добавляет – Я могу сделать что-то для Вас?

- Если можете, подбросьте меня до Шаболовки!...

 

                                                     * * *

 P.S. …К алтарю центрального храма Донского монастыря, я шла, как торпеда к своей цели!…

 Я даже забыла нацепить косынку на свою бритую голову!.. Но вся мелко церковная шушера, и даже отцы-священники, не решились сделать мне замечание…Они поняли, что я пришла на свидание только к Тебе, Господи!…Я не религиозный человек, и даже не знаю, верующий ли…Я не умею молиться, но я знаю, что Ты меня услышишь!.. Я не приходила в храмы Твои даже тогда, когда меня покидало желание жить…Но сейчас я пришла к Тебе, чтобы сказать спасибо  за Знак, за Надежду, за Ладонь Твою, что Ты держишь у меня над головой!...Я не знаю, но чувствую, что сегодня ты подарил мне встречу с одним из Воинов Света…Из таких мужчин, как Валерий, ты набирал Апостолов Веры Своей…И пока есть такие Мужчины, истинные женские сердца не будут обречены на вечное,  душевное монашество!....

 

 

 

30.07.2012

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail: