Город 21 Века

Статьи по психологии



 







...Диалог с Мужской Болью...Психологические зарисовки (часть 5)

Автор: Ольга Хмелевская, психолог, e-mail: olga@gorod495.ru
Источник: www.gorod21veka.ru

 



- Зек я, Ольга, с пятилетним стажем! – говорит Сергей, усаживаясь на диванчик. И с удовольствием наблюдает за моей реакцией. – Что, озадачил?
 
- Ага! Жутко! – говорю я. – Я тут подумала было в обморок упасть, ну как положено у дам благородного происхождения. Но потом передумала…Женское любопытство меня разобрало!
 
- А…ну, значит, не ошибся. Туда попал! Тогда все выложу, как на исповеди… - говорит он, уже спокойно, без вызова.
 
 
Исповедь оказалась серьмяжно-жизненной и горькой до боли. Жил себе молодой мужчина в одном из городков, что много между Москвой и Санкт-Петербургом. Жил, работал и пытался устроить личную жизнь. «Личную жизнь» сначала звали Леной. Сергей долго обожал ее глазами на расстоянии, но подходить не решался. Его приятели сказали ему, что Лена ему «не по зубам». А она оказалась простой в общении, веселой девушкой и очень интересным собеседником. Но при этом с очень непростым характером и своими жизненными принципами, не прогибающимися даже под него, Сергея. Не думая особо долго, Сергей поступил, как типично среднестатистический российский мужчина, не любящий долго переживать. Он «поменял» Лену на Любу. Люба была тихая, спокойная, добрая, не требовательная.
 
Идеальная женщина. Сергей и не подозревал, что заглядывая ему «преданно» в глаза, Люба и ее приятель, вернувшийся не так давно из заключения, уже «подписали» ему приговор…
 
Гражданский «муж» Любы и его «подельники» обворовали дачу местного «авторитета», а на месте грабежа везде остались «следы» Сергея. Следы от его ботинок, старая куртка и бокал с отпечатками его пальчиков, конечно. Все эти улики, собрала и принесла не «место преступления», естественно, «преданная и добрая» Люба. «Авторитет» очень обиделся и решил наказать виновника по всей строгости. А так, как у Сергея никого, кроме старенькой мамы не было, то местная милиция, не вдаваясь особо в подробности, понятно, встала на сторону авторитета. На суде «муж» Любы открыто ухмылялся, глядя на Сергея. А «добрая и неискушенная» Люба «горько» плакала…А дальше были пять лет колонии общего режима. Мать так и не дождалась сына. За год до освобождения Сергея, Валентина Георгиевна умерла. Похоронила ее Лена. Та, от которой Сергей отказался ради Любы…
 
 
- Когда я узнал о смерти мамы, то…перерезал себе вены. Нет, «мульку» не гнал…Резал наверняка! – говорит Сергей, стягивая с себя рубаху.
 
Действительно, резал наверняка! Шрамы на обеих руках страшнейшие! Руки, похоже, хирурги собирали по кусочкам…
 
- Работать долго не мог, потому часто бывал в библиотеке. А там интернет…Так Вас нашел…Короче, раздумал я с собой что-то делать…Пока!
 
- Так, так! – говорю я. – Значит, мои предположения верны! Вернулись отомстить? Верно?
 
- Верно! Отговаривать будете? – Сергей насмешливо прищуривается.
 
- Нет. Не буду. Если бы мою жизнь попытались спустить в сортир, я бы тоже не оставила это безнаказанным. И сделала бы это умно и хладнокровно. Но вначале, все-таки разобралась бы, кому мстить и за что.
 
- А разве не понятно?
 
- Мне нет. А раз уж Вы добрались до меня, то придется мне кое-что разъяснить. Вы любили Любу?
 
- Ну… мне было хорошо с ней. Пока…все это не случилось…
 
- Хорошо…это как? Что Вы чувствовали, когда к ней прикасались?
 
- Да кто же его знает…Ну она мягкая, толстенькая…ее в постель хотелось затащить.
 
- Ага, затащили. И…что?
 
- И ничего. Делали свое дело. Потом жрать хотелось…
 
- Сереж, кончайте «косить» под блатату! Вы ведь не за этим ко мне ехали!
 
- Да понимаю я, к чему Вы…Не любил я ее! Просто ДЕРЖАЛ ПРИ СЕБЕ, как поступают множество мужиков.
 
- Понятно… «держал при себе», как собаку…откровенно сказано! А Лену что же не «держали при себе»?
 
- Лену…Ох, эта Лена!...Ее, попробуй, подержи при себе! – Сергей делает глубокий вздох и смотрит на кончики пальцев, которые начинают мелко подрагивать.
 
- Расскажите мне о Лене! Расскажите, прошу Вас! – говорю я.
 
- Да зачем Вам?...Ну хорошо, хорошо…Лена…мне иногда хотелось убить ее и расцеловать одновременно! Она была…была разной…непокорной, иногда резкой…иногда очень нежной и трогательной… иногда…
 
 
У Сергея перехватывает дыхание и он начинает нервничать. Я понимаю – вот они, ИСТИННЫЕ чувства!
 
- Как любовью занимались, помните?
 
- Ольга…Вы ведь выходите…на минное поле! Вы ЭТО понимаете?
 
- Еще бы! – говорю я. – Я Вас туда и заманиваю!
 
Сергей смотрит на меня и начинает тихо и зло смеяться.
 
- Сапером, значит, работаем, да? Ну-ну…Не помню, как любовью занимались с Леной. Нет, я не ухожу от вопроса…Просто, когда я был с ней, время просто ПРОПАДАЛО…Все вертелось, кружилось и летело в пропасть…А в колонии часто снился сон, что она подходит ко мне, ложится рядом и прижимается ко мне лицом. И я чувствую ЗАПАХ ЕЕ ВОЛОС ПОСЛЕ ДОЖДЯ…
 
- Интересная вещь, Ольга…Чем больше я начинаю нервничать, тем больше Вы успокаиваетесь!...Это ЧТО? – говорит Сергей. В наблюдательности ему не откажешь!
 
- Это ТО, что НАДО! – говорю я. – Сережа, мы сейчас, как альпинисты, в одной связке. Доверьтесь мне! Лучше скажите, как получилось, что из мужчины, который «занимается любовью» с женщиной, Вы превратились в мужика, который «просто трахается» с бабой?
 
- А здорово Вы уловили разницу между женщинами! Как?
 
- ВЫ МНЕ ЕЕ СКАЗАЛИ! Но меня интересуют не они, а Вы.
 
- А я Вам все-таки покажу их фотографии…
 
Увидела я, примерно то, что и ожидала. Обе женщины не красавицы, так ведь и не в этом дело! Рыжеволосая Лена невольно будоражила воображение, потому что была вся наполнена внутренней динамикой. В ней ВСЕ двигалось, думало, чувствовало и жило…А Люба принадлежала к той категории женщин, к которым уже после 30-ти лет обращаются «тетенька». Тихая, спокойная диванная подушка…
 
- Так что, насчет моего вопроса? – говорю я.
 
- Вам ведь все стало ясно, правда? – говорит Сергей.
 
- Конечно. Но не мне оценивать Ваших женщин. И, потом, я не мужчина. Меня интересуете Вы. ВЫ – мой клиент!
 
- Значит, как я  «опримитивился»?...С Ленкой-то было трудно. Она могла прямиком сказать все, что думает. Если злилась, то злилась по-настоящему. Если смеялась, то смеялась так, что все вокруг хохотали. Это не Любкино старческое кудахтанье…
 
- Однако, со временем, Любкино «старческое кудахтанье» стало очаровательным, так? – спрашиваю я.
 
- Ну вроде того…привык. – говорит Сергей и глаза его неотступно следят за моим лицом.
 
- Но главное было не в привычке, верно? – говорю я. – Главное было в том, что Лене надо было СООТВЕТСТВОВАТЬ! Ее Вы боялись разочаровать, а потому были всегда  в форме… Люба этого не требовала. Такие женщины всегда скажут то, что МУЖЧИНА ХОЧЕТ УСЛЫШАТЬ. Ее Вы не боялись разочаровать, даже если «случался» откровенно неудачный секс. Вы знали – прибежит, как собачонка… Женщина умело «отыграла» роль дурочки, а Вы расслабились на всю голову!
 
- А она и была дурочкой! – зло говорит Сергей.
- Правда? – говорю я и посмеиваюсь. – А не эта ли «дурочка» упрятала Вас в колонию на пять лет?
Сергей молчит и тяжело дышит.
 
 
- Вы ведь еще наткнулись на что-то, что дало Вам понять, что дурочка в вашем партнерстве вовсе НЕ ОНА…! – говорю я и чувствую, каким вязким и тяжелым становится воздух в комнате.
 
- Один раз…один раз уже в процессе следствия…я еще работал, и меня попросили остаться в ночную смену…я забежал домой что-то перекусить…вот все и увидел в полной красе! – говорит Сергей и его смех похож на плачь. - …На нашей с ней постели, как у себя дома, лежал ее голый мужик, а она…прыгала на нем и что-то лепетала из того же, что лепетала, прыгая на мне!...Я сначала подумал, что убью их обоих…
 
Сергей закрывает ладонями лицо и долго растирает его. Боится, что хлынут слезы. А ему бы не хотелось их, именно в этот момент.
 
- Меня от убийства спасло другое… Я вдруг УВИДЕЛ ее толстую, несуразную задницу и всю ее обвисающую фигуру и …
 
- Минуточку, Сергей! – говорю я. – Если я правильно понимаю, то когда вы были «Шерочка с Машерочкой» и когда демонстрировали Лене свою, пардон, «любовь», то Вас особо не беспокоила Любина «несуразная» задница и все ее прочие «прелести», верно?
 
 - Ага! Верно! – с вызовом говорит Сергей. – А так же ее глуповатая и толстая морда, ее всегда полусонный вид, ее вечное заглядывание мне в глаза…да много чего! А тут увидел!...
 
- И вот, что интересно! – говорю я. – Прыгай она и лепечи все ЭТО на Вас, Вы бы были просто в восторге! Но «ракурс» был не снизу, а со СТОРОНЫ! И Вы…вдруг ПРОЗРЕЛИ! Очень, знаете ли, эффективный способ лечения близорукости!
 
- Да уж! – срывающимся голосом говорит Сергей. – Но если хотите всю правду, то хуже было другое… Позже, каждый раз, вспоминая нашу с ней близость, я не испытывал ничего, кроме  ОТВРАЩЕНИЯ к тому, что было! Я знаю, бытует мнение, что мужик, типа, отряхнулся и пошел…Не правда. Мне трудно Вам объяснить…я был противен сам себе…я был…А почему мне кажется, что Вам знакомо то, о чем я говорю…?
 
Поразительно! В заключении человек поневоле становится в большей или меньшей степени психологом! Мне стоило всего на несколько секунд потерять контроль над лицом, и он правильно «считал» мои мимолетные мыслечувства!
 
- Потому, что Вы не ошиблись. Мне очень знаком тот тип отвращения, о котором Вы говорите…
 
- Тогда Вы должны меня понять! Что же Вы мне душу ковыряете? – повышает голос Сергей.
 
- Нет, не понимаю! КОМУ ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ МСТИТЬ? – тоже повышаю голос я.
 
- Этой гадине и ее дружку! Неужели не понятно?
 
- Нет! Этой «гадиной», Вы САМИ ЗАМЕНИЛИ ДЕВУШКУ, КОТОРУЮ ЛЮБИЛИ!
 
- Так ведь все время, что она была моей, она путалась с этим придурком!
 
- А может она была всегда девушкой «этого придурка» и путалась с Вами потому, что надо было для «дела»? А настоящим придурком были Вы?
 
- Ольга…я к Вам…очень хорошо…Не надо! Я могу сорваться! – свистящим шепотом говорит Сергей.
 
- Правда? – я так же медленно и четко произношу слова. – Что-то не страшно, знаете ли… УСТАЛА БОЯТЬСЯ! Видимо отбоялась свое…А нарыв Ваш в душе сколько не «целуй», легче не станет! Резать все равно надо…
 
- И Вы решили…
 
- Да! И Вы мне поможете все назвать своими именами!
 
- Нет!!!
 
- Да!...Сергей! Ну, неужели не понятно, что дороги назад нет?
 
- Я ей верил, я хорошо к ней относился, я ни с кем кроме нее не…
 
- Да перестаньте Вы врать! Вы знали, что она женщина НИКАКАЯ. «Пустой файл», как говорят. Знали, что на нее много желающих не будет. Вы решили просто утешиться ей на время, а заодно позлить женщину, которую и в самом деле любили! И получили за это по морде от судьбы!
 
- А Вы… не боитесь…по морде…? – говорит Сергей почти одними губами.
 
- А Вы попробуйте! Рискните! – так же тихо и внятно говорю я.
 
У Сергея взгляд, как лезвие бритвы!
 
- Пока Вы меня «режете» взглядом, подумайте о том, КОМУ Вы собираетесь мстить? – говорю я. – Любе, которую Вы не любили? Она дрянь, я не спорю. Но ведь ВЫ ее ПУСТИЛИ В СВОЮ ЖИЗНЬ!...Мужику Любиному, который использовал Вас, как  туалетную бумажку? Так ведь он пришел в Вашу жизнь через ту же дверь, что и Люба! Кому? Лене? Сложной женщине, от которой Вы отказались, потому что сдрейфили? Единственной женщине, на которую откликалась вся Ваша природа и которая, не смотря на Вашу трусость и предательство, достойно похоронила Вашу мать?
 
- Это не Ваше дело!!!! – кричит Сергей.
 
- Правда??? Тогда, что Вы у меня делаете??? – кричу я.
 
- Меня предали!!! Я пришел к Вам за помощью!!!
 
- А Вы думали, что ТОЛЬКО ВЫ можете использовать людей, да? То есть Вы Любу ИМЕЛИ ПРАВО использовать! А у нее и ее «подельника» не было права использовать Вас?...
 
- Вы…бы…видели, как эта лицемерка…как эта толстая рожа «точила» слезы на суде! Я...не могу…понять…что же должно быть ВНУТРИ у такого…человека… - Сергей тяжело дышит.
 
- Ее понять не можете? А себя понять можете, когда Вы ее ПРОСТО ТРАХАЛИ, но при этом НЕ ЛЮБИЛИ?...А это, значит, не лицемерие? Это просто «братское участие» в ее женской судьбе?
 
- Ну давайте, давайте… - Сергей смотрит почти ненавидящим взглядом.
 
- Смотрите, как хорошо Вы ВСЕХ видите со стороны! Но при этом в упор, что называется, отказываетесь увидеть СЕБЯ!...
 
- Давайте, давайте… - говорит Сергей.
 
- Вы решили понебрежничать и пошвыряться не дешевым человеком и при этом думали, что дергаете «дурочку» Любу за веревочку. А ведь не зря сказано, что, выбирая себе женщину, мужчина выбирает себе СУДЬБУ! Потому и не можете до сих пор признаться себе в том, что эта «дурочка» дергала ВАС за веревочку!
 
- Да знали бы Вы, какой НИКЧЕМНОЙ она была!!!
 
- Да что Вы говорите! Однако, валяясь между ног у этой «никчемной», Вас что-то не стошнило!!! Стошнило позже, когда ВРАТЬ СЕБЕ перестали!
- Я не хочу об этом!!! – орет Сергей.
 
- Поздно!!! – ору я. – Поздно совать голову в куст с крыжовником!!! Из-за своей трусости, недалекости и ложного представления о мужском достоинстве, ВЫ потеряли пять лет своей жизни, хорошего человека и свою мать!
 
- То есть…это я что ли…- орет Сергей, но не хватает воздуха.
 
- Вы! Да, ТОЛЬКО ВЫ! Вы ПРОДАЛИ ЗА ПЯТЬ КОПЕЕК ВСЕ,ЧТО БЫЛО ВАМ ДОРОГО!
 
- Вы…Вы… - Сергей всхлипывает и хватается руками за лицо. У него хлынула кровь из носа!
 
Кровь капает на рубашку, на джинсы, на полотенце, которое я принесла. Лед в пакетике тоже мало помогает. Я усаживаю Сергея на пол, на колени. Обхватываю его голову руками и прижимаюсь к его лбу своим лбом.
 
- Смотрите МНЕ В ГЛАЗА! СМОТРИТЕ МНЕ ПРЯМО В ГЛАЗА!!! СЕРЕЖА, НЕ БОЙТЕСЬ!...Просто РАСКРОЙТЕ ГЛАЗА И СМОТРИТЕ!!!
 
Сергей открывает глаза. Дыхание становится все ровнее и ровнее. Лицо расслабляется. Глаза теряют напряженный «прищур», они становятся большими и удивленными, как у ребенка.
 
- Что ЭТО, Оля? – тихо спрашивает Сергей.
 
- Это «фейсинг», или контакт «глаза в глаза». Техника из телесно-ориентированной терапии. Просто «забираю» Вашу боль через взгляд между нами… - так же тихо говорю я.
 
- Вы хотели, чтобы я …заплакал? – шепчет Сергей.
 
- Да. Хотела устроить «дренаж» и дать «вытечь» Вашей боли…Но получился другой «дренаж»… - тоже шепчу я.
 
- Мне лучше, Оля…правда…
 
- Знаю…
 
- Я бы никогда…не сделал Вам плохо…никогда…
 
- Знаю…
 
Сергей прижимает мои руки, все перепачканные его кровью, к своим вискам.
 
- Оля…я не буду…никому…не буду мстить…правда…
 
- Знаю…
 
Последние капли крови из носа Сергея падают на мои руки.
 
- Я …не слабый, Оля…просто больно очень!...
 
- Знаю, что не слабый…иначе не вернулся бы ОТ ТУДА человеком…
 
- А знаете, что бы о Вас ТАМ сказали? – шепчет Сергей.
 
- Догадываюсь… сказали бы « была бы ты на зоне, была бы «паханом»!»… - шепчу я.
 
Мы смотрим друг на друга несколько секунд…и начинаем неудержимо хохотать!
 
Сергей все-таки заплакал…над тарелкой с супом! Ему было далеко ехать, поезд уходил в ночь и мы сели поужинать, как добрые, хорошие соседи.
 
- Суп…ой, не пугайтесь, очень вкусный! – торопливо сказал он. – Просто…мама такой же варила…все-все вот так же!....
 
Сергей торопливо и виновато смахивал слезы, а я уставилась, заворожено, на кастрюлю с грибным супом. Вот так, бегаем со своими психотерапевтическими техниками и даже не подозреваем, что «ключом к файлу» может стать обыкновенная тарелка супа!...
 
- Я пораньше пойду. Мне надо в церковь попасть. Свечку за маму поставить… - говорит он. – Ольга…это полное Ваше имя?
 
- Вообще-то нет… - ну как он догадался? – Мне сказали, что при крещении мне дали имя Ольга-Камилла-Зофья…у католиков так принято…
 
- Хорошо, что я нашел Вас…пани Ольга-Камилла-Зофья! – сказал Сергей, протягивая мне руку.
 
 
 
P.S….По закону жанра, надо бы написать в конце что-нибудь умное…А потом подумала…а надо ли?....

 

 

©Copyright:

Любое копирование статей Ольги Хмелевской возможно только

с указанием имени автора и  индексируемой гиперссылки на источник.

Пример ссылки на источник: Город 21 века- рубрика "Позитивная психология" 

 

 

Бесплатная консультация на сайте ► задайте свой вопрос

 

 

 

21.08.2011

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail: