Город 21 Века

Экономика









С водой, как с огнем

Автор: Екатерина ПОЛЬГУЕВА
Источник: "Советская Россия"



С водой, как с огнем

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС признана беспрецедентной техногенной катастрофой

 
К понедельнику 69 человек были официально признаны погибшими в результате аварии, произошедшей 17 августа на Саяно-Шушенской ГЭС. Еще 6 человек по-прежнему числятся пропавшими без вести. Это Александр Заворин, Виктор Мезенцев, Максим Жолоб, Марина Рау, Вячеслав Жданов и Антон Качан. Главный военный эксперт МЧС России Павел Плат не исключил, что обнаружить их тела не удастся. По его словам, в районе девятого энергоблока произошли очень сильные разрушения: «Это говорит о том, что для находившихся там людей последствия были катастрофическими».
 
Событие, которое неделю назад представлялось в качестве трагического, но все же локального инцидента, ныне обрело свои истинные очертания катастрофы: человеческой, технологической, да и экономической.
Президент Медведев назвал аварию на Саяно-Шушенской ГЭС «беспрецедентной техногенной катастрофой».
Состояние жителей небольшого поселка Черемушки вообще трудно себе представить. Череда опознаний и похорон длится, не прекращаясь, уже много дней. Двадцать два человека похоронили в воскресенье. В понедельник похороны продолжились – земле было предано еще 25 тел.
По свидетельствам местных жителей,  сегодня в Черемушках нет дома, у которого бы ни стоял автобус ритуальных услуг. Залы столовых, кинотеатров, домов культуры, даже школ, которым бы готовиться к началу учебного года, отданы под проведение поминок. Черемушкинский морг, рассчитанный на 10 тел, принять жертв не может. Морг Саяногорска также переполнен.
Погибли целые семьи: ведь большинство взрослых жителей поселка работали именно на ГЭС. Так в списках жертв Татьяна, Екатерина и Софья Иконниковы. Мать, ее    дочь и невестка. «Я не помню, чтобы даже с войны приходило разом столько похоронок. Было так, что четыре, шесть похоронок придет в один день. Такого количества никогда не было», – сказала журналистам пережившая войну 81-летняя Александра Николаенко, пришедшая проститься с погибшими на центральную площадь поселка Черемушки.
Близкие жертв во всем винят руководство «РусГидро». Накануне на состоявшейся встрече родственников погибших с исполняющим обязанности  председателя правления ОАО «РусГидро» Василием Зубакиным они не сдерживали эмоций. «Хочу вам сказать спасибо за то, что утопили наших детей», – с такими словами обратилась к Зубакину мать одного из погибших. Люди полагают, что власти по-прежнему скрывают от них правду, записывая в качестве причин смерти сотрудников ГЭС – утопление. Родственники возмущены тем, что лишь на чет­вертые сутки после трагедии на ГЭС поставили задвижки и началась откачка воды.
Они требуют, чтобы семьям погибших «РусГидро» выплатила не по одному, а по 5 млн рублей. Зубакин пообещал, что компания не будет «уходить от ответственности», требования людей рассмотрит, и попросил у всех прощения. Но никакое прощение не может поправить или изменить катастрофических последствий.
Теперь, когда вода практически откачана, можно оценить масштаб разрушений, превосходящий даже худшие из ожиданий. По словам бывшего главного инженера СШ ГЭС Валентина Стафиевского, в машинный зал била вода по тысячу тонн в секунду, никаких «воздушных мешков», где якобы могли укрываться живые люди, просто не могло образоваться в таких условиях: «Я утром спускался на 310-ю отметку еле-еле, по лестничным маршам, где, казалось, у нас ничего, кроме перил, никогда и не было, – сказал он в интервью радиостанции «Абакан». – Теперь там все заполнено всякими конструкциями, металл тащило отовсюду... Был такой сильный удар, что агрегат весом почти 2 тысячи тонн отлетел со своего места крепления, а там ведь один ротор 900 тонн весит… Я никогда не мог предположить, что такое возможно. Но сразу вспомнил Андрея Бочкина, нашего известного гидростроителя, который строил Красноярскую, Иркутскую ГЭС и начинал Саяно-Шушенскую. Он написал книгу «С водой как с огнем». И это очень подходит к нашей ситуации. Эта необузданная стихия выр­валась и стала неуправляемой... Теперь нужно многое переосмыслить».
Понять и переосмыслить ныне нужно очень многое. Потому что, вероятно, ошибаясь в частностях, родственники жертв аварии и пострадавшие правы в главном: не слепая и неуправляемая стихия убила их близких.
«Авария на Саяно-Шушенской ГЭС имела технологический характер – версия теракта полностью опровергнута», – заявил в понедельник Следственный комитет при прокуратуре РФ, очевидно, отвечая  на действительно идущее вразрез со здравым смыслом заявление некой малоизвестной чеченской группировки, взявшей на себя «ответственность» за случившееся на Саяно-Шушенской ГЭС.
Но причины катастрофы не технологические. Точнее, технологический системный сбой, приведший к столь трагическим последствиям, стал следствием человеческого фактора. Того самого фактора, который будет пострашнее террористов, поскольку едва ли устраним в нынешней ситуации.
Сейчас высказывается множество версий случившегося. Версий неофициальных. Официальный «гидроудар», который то ли был, то ли не был, до сих пор остается единственным, так сказать, санкционированным предположением. Утверждают, что специалистам нужно время, чтобы разобраться, и с этим поспорить сложно. Вот только разберутся ли честно и непредвзято, ознакомят ли общественность с результатами этого разбирательства? Граждане отнюдь не без причин сомневаются в этом. А возникающие вопросы – вовсе не праздное любопытство, они имеют жизненно важное значение для всех. Именно для всех без исключения, потому что ГЭС – стратегический объект, от которого зависит безопасность в самых разных аспектах миллионов и миллионов граждан.
Не будем углубляться в сложные технические детали, посмотрим лишь на те факторы, которые сразу же рождают недоверие к официальным расследованиям. Вот некоторые заключения тех, кто пытался исследовать случившееся, а также свидетельства очевидцев.
«Мифический гидроудар никак не объясняет, почему были разрушены ТРИ разных гидроагрегата, к тому же расположенные не рядом, ГА №2, №7 и №9, а остальные сильно повреждены».
«Из общения с очевидцем... оставшимся живым. Несколько месяцев подряд (до катастрофы) писались служебные записки о перегреве ГА-2. Все воскресенье была сильнейшая вибрация на станции. Весной этого года ГА-2 был введен в эксплуатацию после капитального ремонта и соответственно в капремонт пошел ГА-6. Практически сразу после ввода в эксплуатацию выяснилось, что агрегат неисправен. Реально это означает, что капремонт ГА-2 (и денежки на него) пошел коту под хвост. Агрегат необходимо снова останавливать и выводить в ремонт. А это потери денег как прямые (на новый ремонт), так и недополученная прибыль от сокращения выработки электроэнергии станцией...
В воскресенье, 16 августа 2009 года, вибрации ГА-2 усиливаются до неприемлемых значений. Начальников отзывают из отпусков и собирают консилиум с вопросом: что делать? Деваться некуда и принимается единственно возможное решение – останавливать ГА-2. В понедельник с началом утренней рабочей смены агрегат начинает штатно выводиться из эксплуатации. Как только обороты ротора «входят» в зону запрещенных режимов, вибрация ротора скачкообразно возрастает и происходит авария».
«Основная причина аварии в том, что аварийный агрегат стали выводить из эксплуатации штатно. А надо было выводить его аварийно, то есть путем закрытия задвижки верхнего бьефа (водозабора) агрегата. При этом на станции должна была быть объявлена тревога. Весь персонал из машинного зала и всех помещений ниже уровня пола машзала эвакуирован».
«Различных защит, систем торможения и аварийной остановки, многократно дублирующих друг друга, там полно, но, как и в Чернобыле, их могли отключить, вывести в ремонт и т.д. Любой заводской дефект за годы эксплуатации был бы обнаружен и устранен или перекрывался бы избыточностью защит, а тут обычный человеческий фактор, не подумав что-то отключили, не рассчитали и где-то, видимо, на 2-м блоке разгрузили генератор, а дальше вода сделала свое дело. То что авария рукотворна, можно с высокой долей вероятности утверждать, второй вопрос – по глупости или злому умыслу».
И вот именно на это предположение кто-то дает очень короткий, но ключевой для понимания комментарий: «По жадности».
Жадность – это прибыль любой ценой, когда по миллиону (да пусть и по пять) за погибших – мелочи, в сравнении с этой самой прибылью.  Когда «экономят» на ремонтах и проверках, на обучении и поддержании высокой квалификации персонала, пренебрегают (опять-таки ради дохода) правилами безопасности и производственной дисциплиной.
Недаром хакасские журналисты цитируют такие мнения жителей Черемушек (естественно, анонимные, потому что страх – еще одна характерная черта нынешних «демократических» времен): «Я прямо не могу смотреть на дисциплину, она стала ни к черту».
Что касается экономических (тоже колоссальных) потерь в результате аварии, их масштаб даже и сейчас еще неочевиден. «Железо мы восстановим», – заявил посетивший в минувшую пятницу ГЭС Владимир Путин. Совершенно неясно, на чем зиждется такой оптимизм: скорее всего, на абсолютном непонимании, что  советское еще «железо» сложнейшее и выскотехнологичное, и нынешнее отсталое российское производство, ориентированное на отверточную сборку импортного «железа», может и не потянуть такое восстановление.
Оборудование для ГЭС в свое время было изготовлено на заводах «Электросила» и Ленинградском металлическом, сейчас объединенными в структуру «Силовые машины». Кто будет заниматься новым оборудованием для ГЭС, пока не известно.
Между тем в России произошло очередное ЧП «технологического характера». Только вчера удалось локализовать пожар, вспыхнувший вечером в субботу на нефтестанции «Конда» в Ханты-Мансийском автономном округе. Сначала загорелся резервуар с неф­тью номер семь объемом 20 тысяч кубометров, затем огонь перекинулся на резервуары номер пять и восемь, позже огонь охватил еще две емкости с нефтью. При ликвидации пожара трое пожарных погибли, пятеро пострадали, еще один считается пропавшим без вести. Семьи погибших и пострадавших при тушении пожара на нефтестанции «Конда» получат помощь от губернатора Югры, сообщила пресс-служба главы региона.
Не правда ли страшно (в прямом смысле этого слова!) похоже на сообщения с Саяно-Шушенской ГЭС? И случайностью можно признать только, к счастью, не слишком большое число жертв. На этот раз. Все остальное – совсем неслучайно. Потому что причиной ЧП называется «попадание в резервуар молнии». Это значит, что руководство нефтестанции, предприятия повышенной опасности не озаботилось элементарными мерами безопасности. Может быть, тоже «экономили по жадности»?
Но не будем сводить все к одним местным руководителям. В нашей, по заявлениям того же Путина, великой энергетической и нефтяной державе – на сырье и энергии делаются огромные сверхприбыли, от коих подавляющему большинство граждан не перепадает практически ничего. А сами эти граждане оказываются совершенно  беззащитны: и не только перед беспощадными водной и огненной стихией, но и перед куда более беспощадной системой социально-экономических отношений, заложниками которой все мы стали.
 

 

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку


Логин: Ваш адрес электронной почты: Пароль: Пароль (повтор):